Saldo.ru

АКДИ "Экономика и жизнь"

27 октября 2020, Вторник
Мастер-СальдоSaldo.ru: Бухгалтерский сервер Вход для своих
Стань своим на Saldo.ru
Забыли пароль?

Вы здесь: Saldo.ru / Бухгалтерские новости / Публикации / АКДИ "Экономика и жизнь"

АКДИ "Экономика и жизнь"

Агентство экономико-правовых консультаций и деловой информации - "АКДИ Экономика и жизнь".

Версия для печати 
Шрифт:
Д. Пятков
Материал предоставлен изданием "эж-ЮРИСТ"

Добросовестность без срока давности

В Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации предлагается дополнить ГК РФ указанием на добросовестность как на принцип. Будет ли благодаря этому поставлен знак равенства между правовыми отношениями и отношениями доброй совести? Современное общество вряд ли готово видеть вне закона любой недобросовестный поступок. В то же время идея добросовестности уже сейчас лежит в основе отечественного права. Без учета этого обстоятельства невозможно понять многие нормы законодательства, в частности правило п. 1 ст. 9 СК РФ, исключающее исковую давность в семейных отношениях.

Добросовестность от случая к случаю?

Законодатель обычно не ждет от нас добросовестного поведения. Таков общий смысл п. 3 ст. 10 ГК РФ: добросовестность при осуществлении гражданских прав требуется лишь "в случаях", а не всегда. Только в случаях, когда добросовестность прямо предписана законом, субъект может быть наказан лишением его государственной защиты за недобросовестное поведение. Законодатель снисходительно относится к участникам гражданского оборота, допуская их бессовестное поведение.
Неужели достаточно формально соблюдать закон в делах, чтобы можно было говорить о правомерности своего поведения и с полным основанием искать государственной поддержки и защиты? В п. 1 все той же ст. 10 ГК РФ написано: "Не допускается злоупотребление правом". Что же, недобросовестность запрещается изредка, а злоупотребление правом всегда недопустимо? Но в чем между ними различие? Статье 10 ГК РФ явно недостает определенности, в ней чувствуется какая-то погрешность: либо ее текст неверно отражает правильную мысль о тождестве злоупотребления правами и недобросовестности при осуществлении прав, либо текст верно отражает ошибочную мысль о том, что следует различать злоупотребление правами и недобросовестность при их осуществлении.
Позиция ВАС РФ по данному вопросу несколько туманна: недобросовестное поведение субъекта не то является одной из форм злоупотребления правом, не то совпадает с ним по содержанию (см.: Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 N 127). В практике Президиума ВАС РФ идея добросовестности приобретает хотя бы относительную завершенность: отказ лицу в защите принадлежащего ему права, допустимый п. 2 ст. 10 ГК РФ, может быть связан как со злоупотреблением правами, так и с недобросовестным их осуществлением, каково бы ни было соотношение этих категорий.
Заслуживает поддержки возведение добросовестности в ранг принципа гражданского права. Представляется разумным отказаться в обновленном законодательстве от одновременного использования понятий "недобросовестность" и "злоупотребление правом". Ибо, если нет в поступке доброй совести, значит, в нем есть зло. Следовательно, имеет место злоупотребление правом. Проще признать тождество понятий "злоупотребление правом" и "недобросовестность при осуществлении права". Если так, одно из них для закона лишнее.

Отвечай, но добросовестно

В качестве примера приведем одно судебное дело. В 2004 году родители малолетнего Антона для улучшения жилищных условий продают два жилых помещения (первое принадлежало Антону, а второе находилось у родителей и ребенка в общей собственности). На вырученные от продажи средства приобретается жилой дом в общую долевую собственность. Но распределение долей в праве собственности производится в ущерб ребенку: доля Антона оказалась несоразмерной его вкладу в приобретение нового жилья, а доля его отца - необоснованно велика. Проходит несколько лет, и теперь бабушка Антона пытается защитить его права в суде, предъявив от имени Антона иск к родителям о признании ничтожным договора купли-продажи дома в части, нарушающей права ребенка, об увеличении доли ребенка в праве общей собственности на купленный дом. Не соглашаясь с исковыми требованиями, отец-ответчик заявляет о применении исковой давности.
По мнению истца, ответчик недобросовестно использовал право на применение исковой давности, а потому в защите этого права ответчику должно быть отказано (п. 2 ст. 10 ГК РФ). Согласно ст. 35 ГПК РФ лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами. В отличие от ГК РФ процессуальное законодательство не содержит санкций за недобросовестное поведение участников судебного процесса. В связи с этим важно заметить, что право на заявление о применении исковой давности используется в гражданском процессе, но является не только процессуальным правом лица. Это право закреплено в первую очередь в гражданском законодательстве (ст. 199 ГК РФ). Нормами ГК РФ обеспечивается полноценная регламентация исковой давности. Истец оправданно ссылается на ст. 10 ГК РФ, обращая внимание суда на недобросовестное осуществление ответчиком своего права.
В данном деле отказ в защите прав недобросовестного ответчика означал бы неприменение исковой давности по его заявлению. К сожалению, районный суд не стал оценивать эти доводы истца и воспользовался ст. 205 ГК РФ, найдя основание для восстановления срока исковой давности. Однако судьи кассационной инстанции не поддержали это решение и все же применили исковую давность, а довод о недобросовестности ответчика опять остался без рассмотрения.
В этом деле вызывает сожаление стойкое нежелание суда исследовать проблему недобросовестности. Но, восстанавливая срок исковой давности, суд косвенно признал право ответчика заявлять о применении исковой давности, как бы признал его добросовестным. Так ли это? Может ли отец, будучи законным представителем малолетнего ребенка, в споре с ним заявлять о пропуске ребенком срока исковой давности? Не сам ли отец содействовал пропуску срока для обращения в суд?
Когда один из родителей становится ответчиком в споре со своим ребенком, это значит, что ответчик - не просто нарушитель прав ребенка, но тот субъект, который обязан права ребенка защищать. Если в такой ситуации ответчику предоставить всю совокупность прав для своей защиты, в том числе право заявить о применении исковой давности, он сможет воспользоваться тем обстоятельством, что прежде не выполнял должным образом обязанности законного представителя. Велика вероятность недобросовестного поведения со стороны ответчика.

Исковая давность - не для родителей

Законодательное ограничение прав представителя в отношениях с представляемым вполне допустимо. Здесь уместно привести такой пример: представителю запрещено совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично (ст. 182 ГК РФ). Разве можно сомневаться в том, что именно опасения недобросовестности со стороны представителя заставили законодателя пойти на некоторые ограничения его правосубъектности.
В споре родителей со своим ребенком всегда нашлись бы основания для того, чтобы упрекнуть родителей в недобросовестном использовании своего права заявлять о применении исковой давности. Поэтому вполне оправданна норма, в принципе исключающая исковую давность в таких отношениях (п. 1 ст. 9 СК РФ).
Не следует предоставлять родителям право защищаться, ссылаясь на истечение срока исковой давности, от требований, возникающих из отношений с их же малолетними детьми. Тот, от кого зависит соблюдение сроков исковой давности, кто способен и обязан их соблюдать, тот не может ссылаться в порядке защиты на их истечение. Антон не мог сам защитить свои права в установленные сроки. На защиту его прав уполномочена его мать, но и отец был обязан и способен это сделать. Конфликт интересов помешал отцу заняться восстановлением прав своего сына. Если ответчик не нарушал права своего ребенка, это будет установлено судом в ходе полноценного судебного разбирательства. Заявление ответчика о применении исковой давности может привести к тому, что ребенок будет лишен защиты лишь из-за недобросовестности со стороны ответчика: законный представитель при поддержке суда избежит ответственности благодаря тому, что исполнял свои родительские обязанности недолжным образом, он заявит об истечении срока исковой давности, который сам же и пропустил. Исковая давность способна стать поощрением недобросовестности в семейных отношениях - вот еще одно оправдание нормы, в принципе исключающей исковую давность в таких отношениях.
Норму п. 1 ст. 9 СК РФ на практике стараются не замечать. Многие воспринимают как недоразумение тот факт, что широкий круг общественных отношений оказался вне сферы действия исковой давности. Даже самое невероятное истолкование нормы п. 1 ст. 9 СК РФ понятнее для юристов, нежели вполне очевидное ее содержание: на требования, вытекающие из семейных отношений, исковая давность не распространяется, за исключением случаев, если срок для защиты нарушенного права установлен СК РФ.
Особенности правового регулирования семейных отношений многими специалистами ошибочно воспринимаются как нарушение норм гражданского права. Исключения выдаются за противоречия. Можно ли всегда и легко разграничить в семье имущественные и личные отношения? Разве можно укрепить семью исковой давностью? Неужели в семье действует логика отношений по договору поставки?
Применение исковой давности к отношениям между членами семьи нецелесообразно и несправедливо, способно привести к массовым нарушениям прав детей со стороны их же родителей.
Итак, суд первой инстанции счел возможным восстановить срок исковой давности малолетнему Антону, в то время как имелись все основания отказать ответчику в удовлетворении заявления о применении исковой давности по причине недобросовестности ответчика. Но лучшим решением был отказ ответчику в удовлетворении заявления по тому основанию, что на требования, вытекающие из семейных отношений, исковая давность не распространяется.


Голосов: 7 Средний бал: 4.71
Оцените статью: