Saldo.ru

Публикации

27 мая 2018, Воскресенье
Мастер-СальдоSaldo.ru: Бухгалтерский сервер Вход для своих
Стань своим на Saldo.ru
Забыли пароль?

Вы здесь: Saldo.ru / Бухгалтерские новости / Публикации

Публикации

Просим вас ставить ваши оценки опубликованным материалам


Версия для печати 
Шрифт:
О. Е. Орлова
Материал предоставлен журналом "Актуальные вопросы бухгалтерского учета и налогообложения"

Перспективы налогообложения финансовых инструментов

В мае 2013 года Минфин разместил на своем сайте проект Основных направлений налоговой политики РФ на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 годов (далее - Проект). Магистральной линией в области налоговой политики станет совершенствование налогообложения финансовых инструментов в целях укрепления Международного финансового центра. Планируемые изменения очень приятны - спешим вас ими порадовать.

Финансовому центру в России быть!
Ежегодно Налоговый кодекс подвергается коррекции в части налогообложения финансовых инструментов. И это неудивительно, такие поправки продиктованы жизнью: появляются новые способы инвестирования, и Налоговый кодекс должен описать порядок налогообложения этих инструментов. На 2014 год также запланированы новшества, но их характер совершенно иной. Минфин провозгласил, что в рамках создания Международного финансового центра в России будут проведены меры по совершенствованию системы налогообложения и уплаты налогов на финансовых рынках. Для того чтобы поддержать становление финансового центра, министерство "ослабляет путы". Да, да, чиновники недвусмысленно заявили, что со стороны налоговиков контроль за ценами на финансовых рынках будет заметно снижен.

А теперь - поподробнее о грядущих изменениях.
Контроль цен по операциям с ценными бумагами
Как известно, ст. 280 НК РФ предусмотрен контроль сделок с ценными бумагами на соответствие цен рыночным. Если фактические и рыночные цены различаются, налогооблагаемая база по операциям с ценными бумагами подлежит корректировке. Процедура контроля цен зависит от того, к какой категории относятся ценные бумаги. Если они обращаются на организованном рынке ценных бумаг (ОРЦБ), диапазон рыночной цены, принимаемый Налоговым кодексом, находится в интервале между минимальной и максимальной ценой сделок на ОРЦБ. Если же ценные бумаги не обращаются на ОРЦБ, в целях налогового учета их цена принимается исходя из расчетной цены ценной бумаги и предельного отклонения цен. При этом предельное отклонение цен устанавливается в размере 20% в сторону повышения или понижения от расчетной цены ценной бумаги. Таким образом, в соответствии с действующим законодательством в отношении каждой сделки с ценными бумагами налогоплательщики должны подтверждать обоснованность применяемых цен и в случае отклонения от рыночного уровня корректировать их в налоговом учете.
Как указано в Проекте, данный порядок трудоемок и обременителен, в особенности для налогоплательщиков, не являющихся профессиональными участниками рынка ценных бумаг. С одной стороны, Минфин прав, неискушенному пользователю сложно разобраться в биржевых отчетах об итогах торгов. С другой стороны, опытному инвестору потребуется не более двух минут для того, чтобы найти в открытом доступе, например, данные о минимальной и максимальной цене какой-либо из котируемых ценных бумаг. По необращающимся ценным бумагам, действительно, не так уж просто вычислить расчетную цену. Однако убрав соответствующую норму из НК РФ, Минфин хоть и облегчит для предприятий налоговый учет, но никак не снизит нагрузку по бухгалтерскому учету. Учет операций с финансовыми вложениями сложен, полон нюансов, и часть проблем решалась с помощью положений НК РФ (например, понятие рыночной цены и порядок расчета рыночной цены необращающихся ценных бумаг лучше прописаны в ст. 280 НК РФ, чем в ПБУ 19/02 "Учет финансовых вложений"). Кроме того, в России признаны МСФО, которые по сравнению с ПБУ предъявляют более высокие требования к учету операций с финансовыми инструментами. Все эти трудности инвесторов не преодолеешь, упростив порядок налогообложения финансовых инструментов.
Тем не менее Минфин решил сузить сферу контроля, сохранив нынешний порядок налогового администрирования цен по операциям с ценными бумагами и финансовыми инструментами срочных сделок только в отношении сделок, признаваемых контролируемыми в соответствии с действующими правилами налогового контроля за трансфертным ценообразованием. В отношении иных сделок для целей налогообложения прибыли организаций доходы и расходы будут определяться исходя из фактической цены сделки.

Налоговый учет убытка по обращающимся инструментам
Как справедливо заметил в Проекте Минфин, ценные бумаги проигрывают инструментам срочных сделок в части налогообложения. Согласно п. 8 ст. 280 НК РФ налоговая база по операциям с ценными бумагами, обращающимися на ОРЦБ, определяется налогоплательщиками, не являющимися профессиональными участниками рынка ценных бумаг, отдельно от основной налоговой базы. При этом в силу п. 10 ст. 280 НК РФ убыток от операций с ценными бумагами, обращающимися на ОРЦБ, может переноситься на будущее только в рамках налоговой базы по операциям с данной категорией ценных бумаг. Согласно п. 2 ст. 304 НК РФ убыток от операций с финансовыми инструментами срочных сделок, заключенными на организованном рынке, учитывается всеми категориями налогоплательщиков при определении налоговой базы по основным видам деятельности.
Таким образом, убыток от биржевых срочных сделок с ценными бумагами признается для целей налогообложения прибыли организаций в общем порядке в составе внереализационных доходов (расходов), а убыток от биржевых кассовых сделок с ценными бумагами учитывается обособленно в рамках отдельной налоговой базы. Как заявлено в Проекте, данный порядок налогового учета убытков от операций с различными финансовыми инструментами в зависимости от сегмента организованного рынка ценных бумаг, на котором заключены сделки, нельзя признать обоснованным.
Минфин планирует исправить сложившуюся ситуацию в пользу инвесторов, установив правило, в соответствии с которым доходы (расходы) по операциям с ценными бумагами, обращающимися на ОРЦБ, так же как и доходы (расходы) по биржевым финансовым инструментам срочных сделок, будут включаться в базу по налогу на прибыль организаций, определяемую по основным видам деятельности налогоплательщика.
Скорее всего, данное изменение будет способствовать привлечению инвесторов на организованный рынок. Но насколько оправдан этот шаг со стороны государства? Ведь у налогоплательщиков появляется соблазн уменьшить налогооблагаемую базу по основной деятельности за счет схем с ценными бумагами.

Объединение необращающихся инструментов в одну категорию
В настоящее время порядок налогообложения операций с необращающимися ценными бумагами регулируется ст. 280 НК РФ, а налогообложение операций с финансовыми инструментами срочных сделок, не обращающимися на организованном рынке, регулируется ст. 304 НК РФ. Налоговая база по каждому из этих инструментов учитывается отдельно, причем обособленно от налоговой базы по основной деятельности. Минфин предлагает объединить налоговые базы по операциям с ценными бумагами, не обращающимися на ОРЦБ, и операциям с финансовыми инструментами срочных сделок, заключенными вне организованного рынка. Безусловно, этот шаг упростит работу тех налогоплательщиков, которые практикуют использование данных инструментов в своей деятельности.

Налоговый учет

при переквалификации операций РЕПО
Особенности налогообложения по операциям РЕПО с ценными бумагами установлены ст. 282 НК РФ. В названной статье также изложен порядок налоговых последствий при ненадлежащем исполнении второй части РЕПО. Минфин предлагает законодательно определить понятие переквалификации операций РЕПО в операции по реализации (приобретению) ценных бумаг при ненадлежащем исполнении сделки по обратному приобретению ценных бумаг. При переквалификации операции РЕПО налогоплательщик должен будет произвести корректировку ранее признанных доходов и расходов по операции РЕПО в части ценных бумаг, обязательство по которым не исполнено, в том отчетном периоде, в котором переквалифицируется операция РЕПО.

Изменения для профессиональных участников рынка ценных бумаг
Согласно заключительному абзацу п. 10 ст. 280 и п. 5 ст. 304 НК РФ профессиональным участникам рынка ценных бумаг, осуществляющим дилерскую деятельность, предоставлено право учитывать доходы и расходы по операциям с ценными бумагами и финансовыми инструментами срочных сделок при формировании единой налоговой базы от предпринимательской деятельности. Минфин считает целесообразным включить в данную категорию налогоплательщиков и иных профессиональных участников рынка ценных бумаг, организаторов торговли, биржи, управляющие компании инвестиционных фондов.

Проценты по долговым обязательствам
В ближайшее время многие налогоплательщики почувствуют позитивные последствия того, что будет пересмотрен подход к отнесению процентов по долговым обязательствам на расходы, учитываемые при формировании базы по налогу на прибыль организаций. Напомним, действующий порядок признания в налоговом учете процентов по долговым обязательствам, установленный п. 1 ст. 269 НК РФ, предусматривает два альтернативных способа обоснования процентной ставки. Первый, доминирующий способ связан с доказыванием налогоплательщиком рыночного размера процентов через механизм сравнения ставок по сопоставимым кредитам. Второй, запасной способ предусматривает сравнение фактической процентной ставки по кредиту не с рыночной ставкой, а со ставкой ЦБ РФ.
Как отмечает Минфин, действующий порядок контроля за предельными суммами процентов, признаваемыми расходами для целей налогообложения, является трудоемким и обременительным для налогоплательщиков. В данном случае автор целиком согласен с финансистами, достаточно вспомнить, сколько налогоплательщиков вынуждены были отстаивать в судах правомерность отнесения процентов по кредитам на расходы.
Как таковой ограничитель не будет убран, но порядок учета предельной величины процентов заметно упростится. Будут установлены предельные значения ставок процентов, признаваемые в налоговом учете. Если проценты по долговому обязательству не превышают такое предельное значение, то контроль будет или отменен вообще, или ограничен рамками налогового контроля за трансфертным ценообразованием. Если же проценты по долговому обязательству превышают предельное значение, то контроль за правильностью применения ставок будет осуществляться в соответствии с действующими правилами налогового регулирования трансфертного ценообразования.

Размышления вслух
Конечно, можно порадоваться за российских инвесторов, которым Минфин планирует улучшить налоговый климат, избавив от сложных и громоздких расчетов. Однако за всей этой сложностью стояла задача закрыть лазейки на пути недобросовестных налогоплательщиков. Сейчас же заградительные барьеры будут убраны. Привлечет ли это на фондовый рынок массу добросовестных инвесторов или же позволит нажиться за счет бюджета махинаторам?
Ознакомившись с мошенническими схемами на фондовом рынке (а о них брокеры информируют своих клиентов, чтобы предостеречь и оградить их от потерь), автор провел некоторые аналогии. К примеру, через убыток по ценным бумагам можно вывести прибыль организации на физическое лицо, оформив это даже как биржевую сделку. Потребуется только выбрать акции, которые очень редко торгуются на бирже и по которым реально без особого риска совершить заранее согласованную сделку. Допустим, предприятие покупает акции по рыночной цене на сумму 10 000 000 руб. Получив прибыль от основной деятельности в размере 6 000 000 руб., предприятие решает ее минимизировать убытком и продать акции на бирже заинтересованному лицу. Данное лицо делает заявку на покупку бумаг за 4 000 000 руб., предприятие их ему продает. Почему именно ему, если это биржа, продавцы и покупатели не видят друг друга в лицо? Потому что акции, о которых речь, торгуются очень редко и для сделки выбран день, когда на бирже нет ни одной заявки. Что получаем? Акции ушли с баланса предприятия на руки частного лица. Если рыночная цена по-прежнему составляет 10 000 000 руб., то физическое лицо может перевести акции в деньги, заплатив налог 13% с разницы в цене - это 780 000 руб. ((10 000 000 - 4 000 000) руб. х 13%). Предприятие же сэкономит на налоге на прибыль 1 200 000 руб. (6 000 000 руб. х
20%). Ну что же, деньги в размере 5 220 000 руб. (6 000 000 - 780 000) выведены в наличность не только без потерь, но и с налоговой выгодой 420 000 руб. (1 200 000 - 780 000), или 8%. Сколько бы совокупно потратили предприятие и физическое лицо, если бы доход был законно выплачен через дивиденды? Налог на прибыль (6 000 000 руб.) составил бы 1 200 000 руб., дивиденды с чистой прибыли 4 800 000 руб. (6 000 000 - 1 200 000) по ставке 9% - 432 000 руб. На руки было бы получено 4 368 000 руб., а заплачено налогов - 1 632 000 руб. (1 200 000 + 432 000). Итого - налоговая нагрузка на чистый доход свыше 37% против налоговой выгоды 8% по варианту налоговой оптимизации. Несложная схема, надо лишь обойти контроль за трансфертным ценообразованием.
Эти расчеты вызывают сомнения в целесообразности столь радикального налогового смягчения, которое предлагается Минфином в Проекте. Но в любом случае для добросовестных налогоплательщиков резко снизится трудоемкость налогового учета финансовых операций. С нетерпением ждем, в каком виде новации войдут в очередную редакцию Налогового кодекса, чтобы дать окончательную оценку грядущим изменениям.


Голосов: 7 Средний бал: 4.86
Оцените статью: