Saldo.ru

Публикации

16 октября 2021, Суббота
Мастер-СальдоSaldo.ru: Бухгалтерский сервер Вход для своих
Стань своим на Saldo.ru
Забыли пароль?

Вы здесь: Saldo.ru / Бухгалтерские новости / Публикации

Публикации

Просим вас ставить ваши оценки опубликованным материалам


Версия для печати 
Шрифт:
Эксперты "Федеральной бухгалтерской газеты"
Материал предоставлен "Федеральной бухгалтерской газетой"

Публикации "Федеральной бухгалтерской газеты" от 27.04.2005

За старым долгом в суд лучше не обращаться
Н.Д. Пашутова, обозреватель "Федеральной бухгалтерской газеты"

Практически у любой организации есть задолженность, которую покупатели не погасили вовремя. Если партнер долг так и не перечислит, через три года эту сумму фирма будет вправе признать убытком и списать на расходы. А смогут ли так поступить организации, которые обратились в суд с иском к должнику, выиграли дело, но деньги от него так и не получили?

Всё против вас
Этому вопросу было посвящено письмо УФНС по Московской области от 24 марта 2005 г. ≤ 22-22/2831 (далее - Письмо), которое опубликовал журнал "Вестник московского бухгалтера".
По общему правилу безнадежную задолженность фирма может списать, так как она считается убытком и приравнивается к внереализационным расходам (подп. 2 п. 2 ст. 265 НК). При этом если фирма не создает резерв по сомнительным долгам, то задолженность будет включена во внереализационные расходы именно в периоде списания. А в противном случае - погашена за счет средств резерва, который создается на сумму задолженности, причем с учетом НДС. Этого мнения придерживаются сотрудники и финансового, и налогового ведомства (письма Минфина от 9 июля 2004 г. ≤ 03-03-05/2/47, МНС от 5 сентября 2003 г. ≤ ВГ-6-02/945). Впрочем, если резерв и не создается, то списание безнадежной задолженности производится также вместе с НДС (письмо Минфина от 7 октября 2004 г. ≤ 03-03-01-04/1/68).
Однако списать можно не любую просроченную "дебиторку": безнадежными считаются либо долги, по которым истек срок исковой давности (в общем случае он составляет три года - ст. 196 ГК), либо те, которые взыскать невозможно (п. 2 ст. 266 НК).
Выходит, что фирма, которая просто ждет, пока закончится срок исковой давности, спишет всю сумму долга на расходы, когда пройдут три года. А вот для организации, которая обратилась в суд и выиграла дело, порядок списания будет иным. Добиваться погашения задолженности от ее дебиторов будет пристав. И может получиться, например, так, что он не установит место нахождения должника, ему не удастся найти его имущество или же все принятые им меры окажутся безрезультатными. В таких случаях исполнительное производство считается оконченным (ст. 27 Закона от 21 июля 1997 г. ≤ 119-ФЗ). Пристав возвращает исполнительный лист и составляет акт о том, что взыскать задолженность нельзя (п. 1 ст. 26 Закона от 21 июля 1997 г. ≤ 119-ФЗ). Можно ли отнести задолженность на расходы на основании такого документа?
В Письме инспекторы дают отрицательный ответ. Причина его такова: в данном случае пристав лишь констатирует определенные факты и не делает никаких выводов о реальности или нереальности взыскания задолженности. Кроме того, по мнению подмосковного налогового управления, пока есть вероятность, что фирма может взыскать задолженность по исполнительному листу, говорить о безнадежном долге нельзя. Ведь то, что пристав возвратил исполнительный документ, не мешает организации предъявить его повторно (п. 1 ст. 26 Закона от 21 июля 1997 г. ≤ 119-ФЗ). Правда, такое право сохраняется за ней лишь в течение определенного срока. И по Арбитражному процессуальному кодексу этот срок составляет три года (ст. 231 АПК). То есть в течение всего этого срока признать задолженность безнадежной и списать нельзя.
Но если ситуация не поменяется, то пристав вернет исполнительный лист и после повторной подачи. При этом трехгодичный срок начнет течь заново. То есть складывается практически безвыходная ситуация: повторно подавать исполнительный лист можно сколько угодно раз.
А сможет ли фирма учесть долг в составе внереализационных расходов, если она не будет в очередной раз предъявлять исполнительный лист? Пройдут три года, право на повторное предъявление исполнительного документа она потеряет и спишет долг. К сожалению, инспекторы отрицательно отвечают и на этот вопрос. Дело в том, что, во-первых, пункт 2 статьи 266 Налогового кодекса не предусматривает такого основания для признания долга безнадежным, как пропуск срока для повторной подачи исполнительного документа. Во-вторых, сроки исковой давности на такую ситуацию не распространяются. Ведь они лишь определяют период времени, в течение которого организация может обратиться в суд за защитой своих прав. В данном же случае фирма иск в арбитраж уже подала, и он вынес решение в ее пользу.
Такой же неутешительной для фирм позиции придерживаются и налоговая служба, и финансовое ведомство (см., например, письма МНС от 15 сентября 2004 г. ≤ 02-5-10/53, Минфина от 3 марта 2005 г. ≤ 03-03-01-04/1/84).

Стоит поспорить
Однако выход все же есть. Организация может не подавать повторно исполнительный лист, а обратиться в суд с требованием признать должника банкротом. При этом, как подчеркивают в Письме инспекторы, именно окончание конкурсного производства, а не начало процедуры банкротства дает фирме право списать задолженность. Основанием же для этого станет выписка из реестра требований кредиторов, подтверждающая невозможность погашения задолженности.
Кроме этого, списать безнадежный долг можно в случае ликвидации дебитора. Причем, по мнению работников областного налогового управления, документом, подтверждающим нереальность взыскания, будет в таком случае письмо инспекции, в которой должник стоял на учете, о внесении в ЕГРЮЛ записи о ликвидации фирмы-дебитора. Однако если организация-должник была не ликвидирована, а реорганизована, то права на списание при этом не возникает. Ведь в таком случае все обязательства переходят к новому юридическому лицу (ст. 58 ГК). На этот момент инспекторы обратили особое внимание в Письме.
Но некоторые фирмы все же решаются списать задолженность сразу после возврата приставом исполнительного листа и получения от него акта о том, что взыскать задолженность невозможно. Причем нередко арбитры встают на сторону таких организаций. Так, например, в постановлении ФАС Северо-Западного округа от 12 мая 2004 г. ≤ А42-5773/03-23 судьи указали, что доказательствами безнадежности долга однозначно являются акты приставов о том, что взыскать задолженность нереально. То есть именно те документы, которые не хотят принимать в расчет ни областные инспекторы, ни работники центрального аппарата налоговой службы, ни сотрудники финансового ведомства.
В другом случае инспекторы также доначислили фирме налог на прибыль, решив, что она неправомерно списала безнадежную задолженность. Поскольку, получив от пристава исполнительный лист, по причине отсутствия имущества и доходов, на которые можно было бы обратить взыскание, она не стала подавать его повторно (так как обстоятельства не изменились) и долг списала на убытки. При этом свою позицию налоговые работники обосновывали такими же доводами, которые содержатся в Письме. Однако ФАС Центрального округа их не принял. В постановлении от 24 мая 2004 г. ≤ А54-4418/03-С18 он указал, что никаких нарушений организация не совершила. Ведь в рассмотренном деле было очевидно, что долг безнадежный. А значит, дожидаться, пока судьи признают партнера банкротом и в отношении его завершится конкурсное производство, было не нужно.
Таким образом, "за" и "против" есть в пользу обеих позиций. Организации придется самой решить, следовать ли ей разъяснениям инспекторов или же списать задолженность сразу после возврата исполнительного листа приставом.
**********************************************************************

Инспекторам запретили начислять штрафы на пени
М.И. Чемезов, обозреватель "Федеральной бухгалтерской газеты"

Бухгалтер, самостоятельно обнаруживший занижение налога в декларации, сможет спасти фирму от штрафа только в том случае, если перед подачей уточненного отчета перечислит в бюджет недоимку и пени. Так считают в большинстве налоговых инспекций. Другого мнения придерживается Константин Фатеев, юрист консалтинговой компании "Паритет". Вот что он рассказал нашему корреспонденту.

Нельзя рассматривать положения статьи 81 Налогового кодекса в отрыве от сложившейся правоприменительной практики. Напомню, что ответственность, об освобождении от которой говорится в пунктах 3 и 4 этой статьи, предусмотрена статьями 120 или 122 Налогового кодекса. То есть речь может идти либо о грубом нарушении правил учета, которое повлекло за собой занижение налоговой базы, либо о неполной уплате суммы налога. Соответственно санкциями могут быть или штраф в размере 10 процентов (но не менее 15 000 рублей), или штраф в размере 20 процентов от неуплаченной суммы налога. Такие разъяснения были даны Пленумом Высшего Арбитражного Суда в постановлении от 28 февраля 2001 г. ≤ 5. А поскольку одновременно применять наказания сразу по двум статьям Конституционный Суд запретил, инспекции обычно используют 122-ю статью - она более "доходна".
Теперь о сути правонарушения. Статья 81 освобождает налогоплательщика от ответственности при соблюдении двух условий. Во-первых, если он нашел и исправил ошибку самостоятельно. То есть до того, как ее зафиксировали налоговые инспекторы. А во-вторых, если перед тем как подать уточненную декларацию, он перечислил в бюджет недостающую сумму налога и пени.
Замечу, что эти условия не всегда означают, что недоимку, сложившуюся из-за ошибки в конкретной декларации, обязательно надо погашать. Судьи неоднократно признавали, что состав правонарушения, предусмотренный статьей 122, отсутствует, если в предыдущих периодах у организации сложилась переплата, которая перекрывает или равна сумме заниженного налога, подлежащего уплате в тот же бюджет. Таких решений - десятки. Среди них постановления - Федеральных арбитражных судов: Волго-Вятского округа (от 20 октября 2004 г. ≤ А29-1974/2004а), Восточно-Сибирского округа (от 20 января 2005 г. ≤ А19-18553/04-44-Ф02-5756/04-С1), Дальневосточного округа (от 28 декабря 2004 г. ≤ Ф03-А73/04-2/3563) и ряд других.
Есть и еще один, "более интересный" нюанс, на который в последнее время суды тоже стали обращать внимание. На самом деле не обязательно платить и пени. Я не случайно начал с того, что напомнил о составе правонарушений, предусмотренных статьями 120 и 122 Налогового кодекса. Они сводятся к занижению суммы налога, исходя из которой и определяется размер штрафа. Но если оперативно перечислить недостающую сумму налога, а потом представить в инспекцию уточненную декларацию, то состав правонарушения исчезнет. Ведь к этому моменту налогоплательщик уже погасит свою задолженность, наличие которой, собственно, и было основанием для привлечения его к ответственности.
Разумеется, никто из налоговиков не вдается в такие тонкости. Они больше следят за соблюдением процедуры освобождения от ответственности. Записано в кодексе - перечислить налог, пени и представить уточненную декларацию - этого инспекции и требуют. И если пени не перечислены, в суд подается заявление с просьбой оштрафовать налогоплательщика. за неполную уплату налога.
В конце прошлого года сразу два окружных суда отклонили подобные иски. И Федеральный арбитражный суд Московского округа в постановлении от 13 октября 2004 г. ≤ КА-А41/9182-04, и Федеральный арбитражный суд Центрального округа в постановлении от 2 декабря 2004 г. ≤ А-62-3081/2004 отметили, что в данных обстоятельствах наказание налогоплательщика фактически означало бы привлечение его к ответственности за неуплату пени. Но такая ответственность Налоговым кодексом не предусмотрена. Что же касается неуплаченных пени, то с юридических лиц налоговые органы вправе взыскивать их в бесспорном порядке (п. 6 ст. 75 НК).
Выводы Центрального и Московского арбитражных судов можно назвать прецедентными. Если своевременно погасить недоимку, образовавшуюся из-за ошибки в декларации, то налогоплательщик сможет избежать штрафа, даже если пени добровольно не уплачены.
***********************************************************************

Бизнес предложил альтернативу страховым компаниям

Светлана Антюшенина, корреспондент "Федеральной бухгалтерской газеты"

Представители Союза юристов Москвы провели 25 апреля круглый стол, посвященный работе организаций со страховыми компаниями. С помощью представителей бизнеса юристы надеются подготовить поправки, ограничивающие беззаконные действия страховых компаний.

По словам Майи Казьминой, председателя Союза юристов Москвы, на сегодняшний день вопрос страхования и возмещения ущерба является одним из самых важных в хозяйственной деятельности предприятий, так как "эта глубочайшая наука" в России далеко не совершенна: "Все уже давно запутались. И мы собрались здесь для того, чтобы обсудить те проблемы, которые стоят перед страхованием".

Страховой случай не гарантирует компенсацию
Как рассказал один из представителей экспедиторской фирмы, "наша организация заключила договор страхования ответственности экспедитора с компанией "Авест-Классик". В нем было указано, что страховщик обязан возместить ущерб в случае гибели груза, повреждения или выдачи ненадлежащему лицу - то есть в случае кражи. В процессе доставки товара у нас возникло два страховых случая. В первом фирма потеряла около четырех тысяч рублей. Эту сумму "Авест-Классик" нам по-джентельменски возместила. Во втором случае убытки оказались несравнимо больше - груз похитили, в результате чего мы потеряли около 150 тысяч долларов. Было возбуждено уголовное дело, и нашу фирму официально признали потерпевшей.
О случившемся мы уведомили страховую компанию, подали все необходимые документы. Никаких дополнительных вопросов сотрудники "Авест-Классик" не задавали, хотя имели на это право. В компании анализировали поданные бумаги четыре месяца, после чего заявили, что не собираются выплачивать компенсацию, так как не участвовали в расследовании дела, и не признают данный несчастный случай страховым.
Судебное разбирательство в первой инстанции наша фирма проиграла. Мы не согласились с таким решением судей и подали на апелляцию. Но в вышестоящей инстанции нам даже ничего не дали сказать. После того как мы провели полминуты в коридоре, арбитры зачитали текст решения с печатного листа. То есть все было известно еще до суда.
- А вы проводили какие-либо маркетинговые исследования, перед тем как выбрать именно эту страховую компанию? Знаете ли вы, что она заключала договоры практически по демпинговым ценам - ведь это должно было насторожить? А есть ли у этой компании лицензия? Что конкретно там прописано? - начали задавать вопросы сотруднику экспедиторской фирмы.
- Да, мы проводили исследования. Цена на страховку в "Авест-Классик" действительно была меньше, но не столь существенно. Разница составляла всего тысячу рублей, не больше. У компании была лицензия на заключение договора страхования профессиональной ответственности. Случай, имевший место с нашей организацией, был предусмотрен в совместном договоре, но возмещать ущерб нам отказались.

Все дело в законах
Ирина Щеглова, член Союза юристов Москвы, прокомментировала ситуацию, в которой оказалась экспедиторская фирма. По ее мнению, дело не только в том, как не ошибиться в выборе страховой компании. Деятельность страховщиков практически не ограничена законодательством: "Когда компания приходит заключать сделку, они дают ей свой готовый экземпляр договора и не позволяют ничего изменить. При этом документ составлен так, что страховая компания никогда не будет выплачивать ущерб. Даже в бесспорном случае".
Одним из самых распространенных случаев нарушения законодательства Ирина Щеглова считает обязательный пункт, присутствующий в договорах большинства страховых компаний, в котором говорится, что несчастный случай не может быть признан страховым, если на это не дает согласия сам страховщик. Несчастный случай не может быть признан страховым даже по решению суда.
Страховые компании настолько уверенно себя чувствуют, что не представляют отзывы по искам и не являются в апелляционный суд. К тому же никто не может заставить страховщиков выплачивать компенсации, когда их лицензия приостановлена. Получается, что любая страховая компания - это, как выразился один из участников круглого стола, "очередная ловушка для наших денег".

Забытая альтернатива
Выслушав мнения представителей бизнеса, председатель Союза юристов Майя Казьмина сказала, что решить данную проблему при существующем законодательстве невозможно. Поэтому надо ставить вопрос о внесении необходимых поправок. "Надо собираться вместе, подготовить вопрос и поставить его перед государством", - добавила она.
Когда будут подготовлены изменения и необходимые поправки внесут на рассмотрение в Государственную думу, юристы пока не говорят. Зато представители бизнеса нашли решение проблемы: профессиональную ответственность организации могут страховать в банке. Это даст гарантию возмещения ущерба и ускоренную процедуру получения денег при наличии документа о том, что фирма признана потерпевшей.
Организации смущает только то, что банковские гарантии слишком дорогие. Как говорит один из участников круглого стола, "стоимость услуги, конечно, увеличивается на стоимость страховой премии. Но главное - страховая схема будет работать. Естественно, от услуг страховых компаний не будут отказываться все и сразу. Но развитие банковской страховой системы поможет страховым компаниям расстаться с монополией".


Голосов: 0 Средний бал: 0
Оцените статью: