Saldo.ru

Публикации

16 октября 2021, Суббота
Мастер-СальдоSaldo.ru: Бухгалтерский сервер Вход для своих
Стань своим на Saldo.ru
Забыли пароль?

Вы здесь: Saldo.ru / Бухгалтерские новости / Публикации

Публикации

Просим вас ставить ваши оценки опубликованным материалам


Версия для печати 
Шрифт:
Эксперты "Федеральной бухгалтерской газеты"
Материал предоставлен "Федеральной бухгалтерской газетой."

Публикации "Федеральной бухгалтерской газеты" от 19.05.05

Затраты на обучение даром не пропадут
О.М. Никитина, эксперт "Федеральной бухгалтерской газеты"

Фирма оплатила образование своего работника. Но после окончания обучения он уволился. Ситуация довольно неприятная. Организация понесла затраты и в результате осталась ни с чем. Избежать этого поможет правильно оформленный ученический договор.

Существует два вида ученического договора - на переобучение специалиста и на профессиональное обучение. Первый оформляют с сотрудниками, которые состоят в штате организации. Он является дополнением к трудовому договору. При таком обучении работник может быть либо полностью освобожден от работы, либо может выполнять ее на условиях неполного рабочего времени. Отметим, что время обучения и работы не должно превышать в совокупности 40 часов в неделю (ст. 91, 203 ТК).
Ученический договор на профессиональное обучение заключается с соискателями работы. В этом случае соглашение имеет гражданско-правовой статус.
На что следует обратить внимание при оформлении ученического договора, мы попросили прокомментировать Елену Васильеву, сотрудника трудовой инспекции. "В любом из этих договоров, - говорит Елена, - необходимо указать уровень квалификации, которую приобретет работник, и размер стипендии в период ученичества. Замечу, что оплата по основному договору с сотрудником организации будет производиться исходя из фактически отработанного времени. То есть если служащий только учится, но не работает, ему будет выплачена лишь стипендия. В ученическом договоре также очень важно отметить срок, в течение которого должен отработать обучившийся после завершения занятий. Если работник вдруг вздумает уволиться, то он будет обязан возместить все расходы на обучение. Об этом говорится в статье 207 Трудового кодекса. В ней также указано, что с соискателями, которые удачно завершили обучение, при заключении трудового договора испытательный срок не устанавливается".
Если для вас важно, чтобы обучающийся получил документ о повышении квалификации, следует запросить копию лицензии образовательного учреждения. Это связано с тем, что дипломы, аттестаты, свидетельства и т. п. может выдать только та организация, которая имеет лицензию. Такое правило установлено в пункте 1 статьи 27 Закона от 10 июля 1992 г. ≤ 3266-1 об образовании.
Как учитывают период обучения для определения пенсионного стажа? "В законе о трудовых пенсиях указано, - ответила Елена, - что в стаж включаются те периоды времени, за которые уплачивались страховые взносы в Пенсионный фонд (п. 1 ст. 10 Закона от 17 декабря 2001 г. ≤ 173-ФЗ). Их не начисляют на компенсационные выплаты, связанные с повышением профессионального уровня работников (подп. 2 п. 1 ст. 238 НК). Именно к таким выплатам относится стипендия. Следовательно, если сотрудник только повышает квалификацию и не работает, то этот период времени в стаж для начисления пенсии не войдет".
"Часто возникают вопросы, касающиеся оформления ученического договора со студентами, которые проходят практику на предприятии, - рассказывает Елена. - С ними ученический договор заключать не нужно, поскольку практика проводится с целью ознакомления с производственным процессом. Однако если учащиеся будут выполнять непосредственную работу, то с ними необходимо заключить срочный трудовой договор. В соответствии с ним практикантам будет начислена заработная плата".

**********************************************************************1

"Неприятного" увольнения можно избежать
Т.Н. Глазкова, обозреватель "Федеральной бухгалтерской газеты"

Увольнение любого сотрудника, а тем более главного бухгалтера - процесс тонкий и требует неукоснительного соблюдения законодательства. О том, как правильно уйти "по собственному желанию", если на это намекают другие, и как защитить себя рассказали эксперты журнала "Расчет".

Елена Костина, главбух одной из московских фирм, решила сменить место работы. Однако шеф поставил ей условие: она должна передать дела. Но кандидатуры на вакантное место у руководителя не было. Елена попала в ловушку. Заявление на увольнение директор подписывать отказался. Что делать? В такой ситуации эксперты советуют следующее.
Во-первых, если решили уйти, остановить вас директор не может. При увольнении по собственному желанию (п. 3 ст. 77 ТК) вы просто должны письменно известить руководство о своем решении. Если директор отказывается подписывать ваше заявление, просто зарегистрируйте его в канцелярии или у секретаря. Если и это невозможно - отправьте заявление заказным письмом с уведомлением о вручении и описью отправленного. Через две недели вы с чистой совестью можете не выходить на работу.
Во-вторых, если директор вас шантажирует тем, что не отдаст трудовую книжку, не бойтесь. Этим он только наживет себе лишние неприятности. Если вам не выдадут книжку или укажут в ней неправильную причину увольнения, вы можете обратиться в суд. И фирма вам возместит весь неполученный заработок с момента увольнения до момента получения вами трудовой книжки на руки либо внесения исправительных записей (п. 35 Правил ведения и хранения трудовых книжек, изготовления бланков трудовой книжки и обеспечения ими работодателей, утвержденных постановлением правительства от 16 апреля 2003 г. ≤ 225). Днем увольнения в таком случае будет день выдачи трудовой книжки.
В третьих, если за две недели замену вам не нашли, вы можете уйти, не передав дела. Законодательство вас к этому не обязывает. Однако помните, что вы не освобождаетесь от административной ответственности за нарушения, допущенные вами за период работы в фирме. Например, вас могут наказать за грубое нарушение правил ведения бухучета на сумму от 20 до 30 МРОТ (ст. 15.11 КоАП). Правда, сделать это может только суд и только в течение одного года с момента нарушения (ст. 4.5 КоАП).
Поэтому при увольнении постарайтесь правильно оформить передачу дел. Принимать их у вас может как вновь принятый главбух, так и другое ответственное лицо, назначенное руководителем. В крайнем случае все документы сдайте директору под расписку.
К сожалению, даже если главный бухгалтер вполне доволен своим местом, нет гарантий, что ему не придется за него "воевать".
После налоговой проверки вашей компании доначислили налог, пени и штраф. На вопрос, кто виноват и что делать, директор нашел ответ: виноват главбух, и, пожалуй, стоит его уволить - чтобы больше таких "огорчений" не было.
Юрист компании подтвердил - работодатель может уволить главного бухгалтера "за принятие необоснованного решения, повлекшего за собой ущерб имуществу организации" (п. 9 ст. 81 ТК). Перспектива получить в трудовую книжку "неприятную" запись стала вполне реальной.
Однако не стоит пасовать. Внимательно изучите решение инспекции, подготовьте свои возражения и убедите руководителя оспорить выводы ревизоров и отложить вопрос о вашем увольнении до решения суда.
Если в вашей в трудовой книжке все же появится не устраивающая вас запись, попытайтесь ее оспорить.

Мария Агуреева, юрисконсульт компании "Юнилекс-Профи", рассказала, что на практике увольнение по пункту 9 статьи 81 Трудового кодекса судьи признают законным, если работодатель докажет, что ему точно известно, какое именно решение главбуха привело к нарушению закона; что это решение однозначно неправильное и неквалифицированное и что уплата штрафа (или другой ущерб) серьезно повлияли на финансовое состояние компании.

А вот Роман Дозоров, юрист-эксперт юридического бюро "Родичев и партнеры", советует использовать в свою защиту другие аргументы.
Статья 53 Гражданского кодекса устанавливает, что руководитель является исполнительным органом компании, через который она приобретает права и принимает на себя обязанности. Именно руководитель принимает управленческие решения от имени компании (заключает договоры, распоряжается имуществом и денежными средствами).
Федеральный закон от 21 ноября 1996 г. ≤ 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" также устанавливает, что "ответственность за организацию бухгалтерского учета и соблюдение законодательства при выполнении хозяйственных операций" несет руководитель компании. Главный бухгалтер в соответствии с пунктом 2 статьи 7 Закона ≤ 129-ФЗ отвечает только за формирование учетной политики, ведение бухгалтерского учета, своевременное представление полной и достоверной бухгалтерской отчетности.
Значит, если компания нарушила требования закона и, например, уменьшила налогооблагаемую базу, то ответственность за это лежит на руководителе, а об увольнении главного бухгалтера за неправильное решение не может быть и речи.

*********************************************************************

Суд разрешил возмещать НДС после перехода на спецрежимы
О.А. Синельникова, эксперт "Федеральной бухгалтерской газеты"

В арбитражных судах уже не раз рассматривались проблемы расчетов по НДС после перехода организации на какой-нибудь специальный налоговый режим. К сожалению, единого мнения по этим вопросам судьи пока не выработали. Довольно неожиданные аргументы в защиту налогоплательщика недавно привел ФАС Северо-Западного округа.

Есть повод для дискуссии
Отказавшись от общей системы налогообложения, фирма перестает быть плательщиком четырех "обычных" налогов. Однако совсем забывать о своей прежней "жизни" она не должна. По крайней мере, на первых порах бухгалтеру придется учитывать целый ряд дополнительных особенностей. И одна из них связана с уплатой НДС по операциям, которые начались до, а закончились после перехода на спецрежим.
Разумеется, если фирма применяла учетную политику "по отгрузке", то никаких проблем не возникает. Но если выручка для начисления НДС определялась "по оплате", то встают как минимум два вопроса:
- нужно ли перечислять в бюджет НДС, поступивший вместе с оплатой за товары, которые были отгружены до перехода на спецрежим?
- можно ли принимать к вычету НДС, уплаченный по товарам, которые приобретались в период применения общей схемы налогообложения?
Забегая вперед, отметим, что прямых ответов на эти вопросы Налоговый кодекс не дает. Как, кстати, не отвечает и на вопрос о восстановлении НДС, который был принят к вычету по материальным ценностям, приобретенным до перехода. Правда, последнюю проблему Высший Арбитражный Суд однозначно решил еще в прошлом году. В постановлениях от 30 марта 2004 г. ≤ 15511/03, от 22 июня 2004 г. ≤ 2300/04 и 2565/04, от 26 октября 2004 г. ≤ 15703/03 судьи отметили, что восстанавливать НДС не нужно.
По первым двум вопросам среди чиновников, среди экспертов и среди судей до сих пор звучит разноголосица. Впрочем, по поводу уплаты "запоздавшего" НДС точки зрения более или менее едины. Реализация, то есть передача права собственности, произошла в тот период, когда фирма платила налоги по обычной схеме. А значит, в тот же период возник и объект обложения НДС (подп. 1 п.1 ст. 146 НК). То обстоятельство, что покупатели расплатились с поставщиком позже, когда он перестал быть плательщиком этого налога, значения не имеет. Ведь день поступления выручки - это всего лишь момент определения налоговой базы (подп. 2 п. 1 ст. 167 НК). То есть момент, когда у предприятия появляется обязанность начислить НДС с объекта налогообложения, возникшего раньше. Переход на упрощенку, ЕНВД или единый сельхозналог не освобождает его от этой обязанности.
Такая позиция отражена и в методичке по НДС (п. 1.3), и в большинстве разъяснений специалистов, и в ряде судебных решений.
Гораздо больше дискуссий вызывает "запоздалое" возмещение НДС. По этому вопросу мнения расходятся диаметрально. Противники вычета подкрепляют свои выводы положениями статей 171 и 172 Налогового кодекса. Из буквального прочтения этих норм следует, что право на возмещение входного налога возникает у покупателя лишь при одновременном выполнении нескольких условий. Во-первых, товары (работы, услуги), по которым НДС предъявляется к вычету, должны быть приобретены для использования в налогооблагаемой деятельности. Во-вторых, их надо оприходовать в бухгалтерском учете. В-третьих, НДС по приобретенным активам должен быть уплачен поставщикам. В-четвертых, предприятие обязано иметь правильно оформленный счет-фактуру с выделенным НДС. Наконец, в-пятых, сам претендент на вычет должен быть плательщиком НДС.
Если рассматривать все эти требования в совокупности, то получается, что принять "переходящий" НДС к вычету не удастся никогда. До перехода на спецрежим - потому что налог еще не уплачен поставщику, а после - потому что фирма перестала быть налогоплательщиком.
Такой точки зрения придерживаются налоговики, а до недавних пор к ней склонялись и судьи (постановления ФАС Северо-Западного округа от 2 февраля 2004 г. ≤ А52/2189/2003/2, Уральского округа от 2 июня 2004 г. ≤ Ф09-2193/04-АК и от 15 марта 2004 г. ≤ Ф09-910/04-АК и др.).
По вопросу: что делать с "зависшей" суммой входного НДС, - тоже существуют два мнения. Одни специалисты говорят, что при переходе на режим, где налоговая база определяется как разница между доходами и расходами, эту сумму можно учесть при налогообложении. Другие - возражают. Дескать, товары, за которые фирма расплачивается после перехода на спецрежим, приобретались и использовались в рамках иной налоговой системы. А поэтому расходы в виде НДС по этим товарам не имеют никакого отношения ни к "упрощенному" налогу, ни к ЕНВД, ни к ЕСХН. Прибавлять НДС к стоимости товаров тоже поздно, поэтому остается одно - списать уплаченный НДС за счет прибыли учредителей.

Ситуация меняется
Повторимся, но ни одна из приведенных точек зрения законодательно не закреплена. К тому же говорить о включении "переходящего" НДС в расходы или о списании его за счет собственных средств можно лишь при одном условии: если забыть о возвратном характере этого налога. По сути, сторонники такого подхода призывают переводить в бюджет НДС, поступивший при погашении дебиторской задолженности, но возражают против того, чтобы возмещать из бюджета налог, уплаченный при погашении кредиторской задолженности.
Соглашаться с такой "логикой" нельзя. И первым на это обратил внимание Минфин. Еще в прошлом году налоговый департамент финансового ведомства выпустил несколько писем, посвященных вычету по НДС после перехода на специальный налоговый режим. В письме от 9 марта 2004 г. ≤ 04-03-11/35 речь шла об упрощенной системе налогообложения, в письме 16 апреля 2004 г. ≤ 04-03-11/60 - о едином сельхозналоге, а в письме от 28 июня 2004 г. ≤ 03-03-11/110 - о едином налоге на вмененный доход.
Смысл всех трех разъяснений одинаков. Если до перехода на спецрежим товары (работы, услуги) были использованы в операциях, облагаемых НДС, и если налог с этих операций перечислен в бюджет, то суммы НДС, уплаченные поставщикам после перехода на спецрежим, должны приниматься к вычету.
Параллельно с разъяснениями Минфина стали появляться и "благоприятные" для налогоплательщиков судебные решения. Причем застрельщиками, как ни странно, выступили те же окружные суды, которые раньше выносили прямо противоположные вердикты. В постановлении от 3 августа 2004 г. ≤ Ф09-3101/04-АК ФАС Уральского округа отметил, что порядок возмещения "переходящего" НДС налоговым законодательством не урегулирован. Одновременно судьи обратили внимание на то, что за лицами, применяющими спецрежимы, сохраняется обязанность перечислять НДС в бюджет. Такое положение арбитры сочли неустранимым противоречием и в соответствии с пунктом 7 статьи 3 Налогового кодекса признали, что налогоплательщик-упрощенец имеет право возместить НДС, уплаченный по товарам, которые приобретались в период работы по общей налоговой схеме.
Другие доводы ФАС Уральского округа привел в постановлении от 22 ноября 2004 г. ≤ Ф09-5042/04-АК. Вынося это решение, судьи пошли "от обратного". Они проанализировали статью 170 Налогового кодекса и не обнаружили там ни одной ситуации, связанной с переходом от общей системы налогообложения на тот или иной специальный режим. Соответственно право налогоплательщика на вычет тоже было подтверждено.
Недавно к уральским судьям присоединились и их коллеги из ФАС Северо-Западного округа. Постановлением от 8 апреля 2005 г. ≤ А66-10804/2004 арбитры поставили точку в аналогичном споре между Тверской налоговой инспекцией и обществом - плательщиком единого сельхозналога. Налоговики попытались оштрафовать фирму за вычет, которым она воспользовалась после перехода на ЕСНХ. Заодно они потребовали перечислить в бюджет разницу между суммой вычета и имевшейся у предприятия переплатой по НДС, а также пени.
Предъявляя налог к возмещению, организация руководствовалась упомянутым письмом Минфина ≤ 04-03-11/60. Судьи отметили, что ссылка на это письмо сразу же освобождает предприятие от налоговой ответственности (подп. 3 п. 1 ст. 111 НК). Однако основным аргументом для решения спора стало не оно. Арбитры нашли в Налоговом кодексе единственную норму, обязывающую спецрежимников перечислять НДС в бюджет - подпункт 1 пункта 5 статьи 173. В нем сказано, что фирма, которая не является плательщиком НДС, обязана заплатить налог, только если выделила его в счете-фактуре, выставленном покупателю. Но обнаружив эту норму, судьи сразу же ее и отвергли: для рассматриваемого дела она явно не походила.
Поинтересовавшись, чем мотивирует свое решение инспекция, судьи вообще не обнаружили в материалах проверки ни одной ссылки на законодательство. А убедившись в том, что таких ссылок и не могло быть, ФАС Северо-Западного округа отклонил претензии налоговиков в полном объеме.

*******************************************************************

Административные штрафы не ограничены кодексом
Н.В. Зубкова, эксперт "Федеральной бухгалтерской газеты"

Недавно в Федеральный арбитражный суд Московского округа обратилась фирма. Ей выписали административный штраф, которого нет в КоАП. Причем санкция-то была вполне законной, но чиновники, как это часто бывает, допустили ошибку в процедуре.

Открывая Кодекс об административных правонарушениях, бухгалтеры и руководители чаще всего быстро пролистывают начало - ведь там установлены лишь общие положения. А практиков больше интересуют главы, где описаны конкретные размеры штрафов, например, за неприменение ККМ или не сданную вовремя декларацию. Но поступают так они напрасно, потому что в самой первой статье КоАП сказано, что регионы вправе принимать свои законы об административных правонарушениях. То есть помимо общефедеральных штрафов в субъектах могут применяться и другие административные санкции.
Одна московская фирма "нарвалась" именно на такой штраф. Сотрудники столичной административно-технической инспекции обнаружили, что фирма допустила нарушения в сфере благоустройства города. Конкретно "провинность" заключалась в том, что работники несвоевременно убирали территории, прилегающие и закрепленные за предприятием. Кроме того, организация не придерживалась установленных в столице норм и правил подготовки и проведения земляных, строительных и дорожных работ. Штрафы за это установлены не Кодексом об административных правонарушениях, а региональным актом - Законом г. Москвы "Об административной ответственности за правонарушения в сфере благоустройства города". При этом в остальном применяется процедура, установленная КоАП. Соответственно, проверяющие оформили протокол, а затем вынесли постановление, в котором указали, что фирма признается виновной в нарушениях и на нее налагается штраф в сумме 11 тысяч рублей.
Однако фирма не согласилась с таким решением и воспользовалась своим правом оспорить действия проверяющих в арбитражном суде. Арбитры первой и апелляционной инстанций отклонили иски предприятия. Они посчитали, что сотрудники административно-технической инспекции полностью доказали нарушение и в точности соблюли порядок привлечения организации к административной ответственности. Но Федеральный арбитражный суд Московского округа коллег не поддержал (постановление от 13 апреля 2005 г. ≤ КА-А40/1658-05). В ходе разбирательства представители фирмы обратили внимание судей на следующее: при составлении протокола присутствовал не сам генеральный директор фирмы, а лишь его заместитель. И несмотря на то что его личность была удостоверена сотрудниками управы муниципального района, заместитель директора в данном случае не являлся законным представителем фирмы. Но без доверенности заместитель директора не мог представлять интересы фирмы, а таковая отсутствовала. Таким образом, законный представитель организации при составлении протокола не присутствовал. Следовательно, у привлекаемого лица (то есть у предприятия) не было возможности защитить себя. Сделав такой вывод, окружные судьи дали фирме возможность отстоять свою правоту: решения предыдущих инстанций были отменены, а дело направлено на новое рассмотрение.


Голосов: 1 Средний бал: 3.00
Оцените статью: