Saldo.ru

Публикации

23 февраля 2018, Пятница
Мастер-СальдоSaldo.ru: Бухгалтерский сервер Вход для своих
Стань своим на Saldo.ru
Забыли пароль?

Вы здесь: Saldo.ru / Бухгалтерские новости / Публикации

Публикации

Просим вас ставить ваши оценки опубликованным материалам


Версия для печати 
Шрифт:
М. Локтевич
Материал предоставлен журналом "Расчет"

Вся правда о доначислениях

Страшилками о налоговой проверке опытные бухгалтеры любят пугать новичков. Разные "ужасные" истории передаются из уст в уста. Что же в действительности может произойти в ходе визита ревизора в компанию? Мария Локтевич выслушала рассказы тех, кто стоит по обе стороны баррикад.

Бухгалтеры и руководители предприятий все чаще рассказывают журналистам "Расчета", как ревизоры контролирующих ведомств пренебрегают своими прямыми обязанностями в угоду финансовым интересам. Чаще всего мы слышим истории о том, что взяточничество, угрозы и психологический прессинг - это часть системы, и люди, работающие в государственной структуре, либо придерживаются общих правил, либо уходят, не выдерживая давления сверху. В подтверждение этого публикуем наш сегодняшний рассказ, который основан на мнении двух людей: инспектора налоговой службы и бухгалтера одной московской компании. К нашему удивлению, их версии не противоречат друг другу, а скорее совпадают.

Заставь его нервничать

Налоговая проверка из обычной процедуры контроля за соблюдением законодательства превратилась в бич для компаний. Мало того что во время этого мероприятия нормальная работа организации невозможна, так еще и действия фискалов вносят панику в умы бухгалтеров. Причем возникает она практически на пустом месте, у ревизоров зачастую даже нет козырей в рукаве, кроме одного - отличного знания психологии людей. Одна из первых задач инспектора - убедить бухгалтера, что компании действительно есть чего бояться. "В нашей фирме учет чистый, и опасаться в ходе проверки нам было нечего. Обороты у организации большие, доход хороший - стабильно работающая компания с сетью магазинов по стране, с поставщиками, складами... в общем, "есть что взять". Поэтому мы были готовы к тому, что некоторые намеки о доначислениях и взятках мы получим", - рассказывает главный бухгалтер одной из московских фирм.
Сотрудник выездного отдела налоговой инспекции Москвы рассказал нам, как ведется диалог с бухгалтером в ходе проверки: "Это выработанная годами схема, которая работает безотказно. Контролер запрашивает документы компании для проверки, и уже на этом этапе бухгалтер начинает нервничать, интересоваться, все ли правильно. В это время инспектор может начать игру: витиевато отвечать, что не все пока проверено и ряд моментов его смущает. В ходе таких бесед бухгалтер понимает, что его фирме не выйти из проверки без доначислений; он уже не заботится о полном отсутствии санкций и не уверен в правильности учета на предприятии, как в самом начале контрольных мероприятий. Тогда можно начинать переговоры и намекнуть, что решение ИФНС по итогам работы может быть очень невыгодным для фирмы, но гнев ревизоров можно смягчить, согласившись на определенные условия".
В ситуации с московской компанией, о которой идет речь, фискалы начали эту игру с того, что озвучили несколько нарушений, найденных в ходе проверки. Они заявили, что выявили сотрудничество фирмы с "однодневкой", от операций с которой получена выгода примерно в 1,5-2 миллиона рублей; кроме того, контролеры поставили проверяемой фирме в вину то, что сделки с другим поставщиком не были подтверждены документально - отсутствовали сметы, имелись только акты выполненных работ и заявки. На самом деле претензии, которые предъявил к компании налоговый орган, обычны для большинства проверок. Подобные "грубые нарушения" они находят практически в любой организации, в особенности, если других изъянов выявить не удается. "Это такой козырь в рукаве фискалов. Нарушения, которые практически не надо доказывать. Оправдываться на предмет отсутствия связей с "однодневками" должна сама организация. Обвинение налогоплательщика в сомнительности сделок и получении необоснованной налоговой выгоды - это практически полное игнорирование презумпции невиновности. За основу берется позиция, что ты виноват, и тебе приходится доказывать обратное", - добавляет бухгалтер организации.
Инспектор прокомментировала это следующим образом: отсутствие нарушений в бухгалтерском и налоговом учете и при анализе сделок фирмы не является препятствием к доначислениям. Приводим ее выводы: "Если найти ничего не удается, можно применить такой прием, как уничтожение части первичной документации. Таким образом можно занизить расходы предприятия и на этом основании доначислить налоги. Еще есть такой "запасной вариант" - убедить бухгалтера "сдать" спорные расходы фискалу, согласиться на то, что компания была не права и не соблюдала законодательство. Имел ли место такой факт, ревизоров не волнует. Качество проверки в данном случае находится на последнем месте. Главное - насобирать доначислений на определенную сумму. В последующем компания сможет оспорить решение по итогам проверки в суде, но на зарплате конкретного инспектора это нисколько не скажется".

Торг уместен

Несговорчивые бухгалтеры, которые уверены в грамотности своей работы и отсутствии ошибок, дают лишний повод инспектору недочеты эти искать и находить.
"К нам пришли два человека из ИФНС, уселись в бухгалтерии и заявили, что либо они будут сидеть здесь до окончания проверки, смотреть, как мы копируем всю документацию, мешать нам работать... либо организация платит чуть больше одного миллиона в казну и по 150 тысяч рублей каждому инспектору в качестве вознаграждения за "мягкий подход". На тот момент предложение показалось нам соблазнительным. Потому что дальнейшие действия проводиться не будут, следовательно, компания сможет нормально функционировать и зарабатывать деньги. Суммы, предложенные фискалами, не так критичны для фирмы, если она работает стабильно. Кроме того, мы знали, что средняя сумма доначислений по проверкам намного выше. Поэтому в конце концов были вынуждены согласиться на более чем нахальное предложение ревизоров", - рассказывает бухгалтер.
Недавно Федеральной налоговой службе пришлось официально опровергнуть информацию о том, что суммы доначислений при выездной проверке действительно спускаются "сверху", и что никаких средних сумм относительно того, сколько брать с фирм, не существует. Однако инспектор, с которым мы провели беседу, признался, что такой механизм по-прежнему успешно работает: "Когда контролер выходит на проверку в компанию, ему заранее известно, какую сумму нужно собрать. Она спускается "сверху", из управления, где предварительно проводится предпроверочный анализ и рассчитывается, какое количество денег организация сможет отдать. По Москве средний показатель доначислений составляет пять миллионов рублей, в регионах точно сказать не могу, хотя год назад коллеги с Урала озвучивали сумму в один миллион рублей. Но там и обороты у налогоплательщиков совершенно не те. При этом инспектор может предложить "легкий" вариант выхода из проверки: контролер выставляет доначисления на 2 миллиона рублей, и за это ему компания выплачивает премию в 150 тысяч. Если руководство не соглашается, то он будет искать дальше и в любом случае обеспечит организации доначисления на пять миллионов рублей".

Второй заход

Казалось бы, история с московской компанией должна была завершиться негласным уговором с инспекторами - уйти с вознаграждением и завершить проверку. Однако через некоторое время стало известно, что контролеры не собираются выполнять взятые на себя обязательства. Но лучше предоставим слово бухгалтеру компании: "Хотя "компенсации" были инспекторами получены, но проверка не завершилась. Как нам кажется, руководство ИФНС посчитало выставленные нам доначисления недостаточными. Инспекторы, видимо, решили: для оборотов организации - а она действительно хорошая, крепкая, действующая - это слишком мало. В ИФНС стали опасаться, что небольшие санкции привлекут внимание УФНС. Таким образом, доначисления все равно увеличились до пяти миллионов рублей".
Самая вопиющая ситуация с этой организацией произошла, когда бухгалтера пригласили в инспекцию на вручение акта проверки. "Меня пытались заставить подписать документ, на котором стояла дата двухнедельной давности. И эта маленькая деталь могла изменить очень многое. Если бы моя виза под актом появилась, компания пропустила бы стадию возражений, а также у нее практически истек бы срок на бесспорное взыскание. Инспекторы грозили помешать нормальному функционированию фирмы и дополнительными мероприятиями", - вспоминает бухгалтер.
Сотрудник ИФНС подтверждает такую практику: "Если налоговому инспектору не удается договориться "полюбовно", в ход идут угрозы вроде той, что на предприятие придет повторная проверка из управления. Безусловно, не многие компании захотели бы встретить нежданных визитеров из УФНС на своем предприятии".
Допмероприятия в ходе выездной проверки играют следующую роль: они призваны укрепить позицию акта исходя из доводов налогоплательщика, проверить те аргументы, которые выдвинула компания, и на основании принятых мер снять доначисления, если обнаружится, что позиция фирмы более весома, чем доводы налогового органа.
Если подходить объективно, то инспекция в это время делает для себя выбор: "бодаться" или нет с такой организацией в суде, или же, напротив, более веско обосновать свои претензии, чтобы суд принял сторону ИФНС. Очень часто назначение дополнительных мероприятий компании только на руку, так как с помощью них можно отсрочить момент бесспорного взыскания. Средства остаются на счетах компании, у руководства есть больше времени подготовиться к обороне и выработать стратегию борьбы за свои финансы.

Не последняя инстанция

В описанной нами ситуации компания посчитала, что с получением решения работа по отстаиванию собственных интересов только начинается. Были привлечены юристы, которые согласились с тем, что проверка проведена с нарушениями, а требования инспекции необоснованны. Для начала фирма попытается обжаловать результаты контрольного мероприятия в вышестоящем налоговом органе - УФНС по городу Москве, так как управление не раз становилось на сторону организаций при выявлении сделок с "однодневками", когда такие обвинения не имеют под собой доказательств. Если же понимание не будет достигнуто, компания готова защитить свою позицию в суде.


Голосов: 4 Средний бал: 4.75
Оцените статью: