Saldo.ru

Публикации

16 августа 2018, Четверг
Мастер-СальдоSaldo.ru: Бухгалтерский сервер Вход для своих
Стань своим на Saldo.ru
Забыли пароль?

Вы здесь: Saldo.ru / Бухгалтерские новости / Публикации

Публикации

Просим вас ставить ваши оценки опубликованным материалам


Версия для печати 
Шрифт:
В.Хвориков
Материал предоставлен журналом "Московский бухгалтер"

Абсурдистан расширяет границы

В русском языке издревле прочно укоренился ряд поговорок, направленных на то, чтобы оградить человека, особенно наделенного властью, от совершения необдуманных поступков. Руководствуйся ими наши чиновники, глядишь, спорных, пикантных и откровенно казусных, абсурдных ситуаций, достойных пера юмориста, было бы на порядок меньше. Пока же недостатка в них не предвидится, следовательно, нам есть о чем писать.

Проанализируем несколько событий последнего времени, как столичного, так и федерального значения, не вполне укладывающихся в очерченные законодательством рамки. Задача эта не из легких ввиду отсутствия в действиях некоторых фигурантов ярко выраженной причинно-следственной связи, но попытка не пытка.

Ой, мороз, мороз...

Поговорки о том, что негоже откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня, и что, роя яму другому, можно угодить в нее самому, а долг, если чем и красен, то только платежом, ярко иллюстрирует история, произошедшая со столичной ИФНС N 2. Всем известно, с каким прямо-таки патологическим упоением налоговики зачастую "замораживают", то есть блокируют движение средств на счетах фирм по подозрению в недоимке. Уговоры, клятвы, стенания коммерсантов по поводу срывов контрактов с контрагентами и прочих гибельных последствий остаются без внимания. Что касается сотрудников "двойки", недавно им наконец-то довелось побывать в шкуре налогоплательщиков, вкусив все прелести "заморозки" на себе.
Лицевой счет ИФНС N 2 был заблокирован отделением по ЦАО Управления федерального казначейства по Москве в связи с предъявлением ЗАО "Факторинговая компания "Еврокоммерц" исполнительного листа, который был выдан Арбитражным судом Москвы. Из-за этого инспекция какое-то время не могла осуществлять никакие расходные операции, в том числе расходы на выплату заработной платы и командировочные расходы. Таким нестандартным способом инспекцию наказали за длительное (более 3 месяцев) неисполнение решения суда о возврате коммерческой фирме налоговой переплаты. Нюансы данного "экстраординара" как смогла разъяснила начальник Управления по работе с налогоплательщиками ФНС России Лариса Катышева. По ее словам, арбитры вынесли решение не о блокировке счета МФНС, а "о признании неправомерным действия инспекции по проведению за счет переплаты в счет погашения имеющейся задолженности по налогам налогоплательщика, находящегося в процедуре банкротства", а окончательное решение о блокировке принимали именно казначеи.
Юристы находят такую меру воздействия на медлительных инспекторов вполне законной и результативной. Так, управляющий партнер компании Tax Group Дмитрий Путилин напоминает, что за каждый день просрочки возврата переплаты инспекция обязана выплатить компенсацию, эквивалентную ставке рефинансирования (8,25%), что, разумеется, идет не на пользу госказне. Таким образом, радея о бюджете, казначейство вправе приостанавливать расходные операции или все операции по счетам инспекции, чтобы неповадно было впредь игнорировать решение суда. Следовательно, налоговики вполне резонно поплатились за превратное истолкование поговорки "Тише едешь - дальше будешь". Впрочем, сами они так не считают. Инспекция подала кассационную жалобу на постановление суда и ходатайствует о приостановлении действия судебного акта. При этом налоговая служба отмечает, что "Еврокоммерц" признан банкротом и в отношении него открыто конкурсное производство.
Остается напомнить, что в апреле 2009 года ИФНС N 2 уже появлялась в новостных сводках по поводу того, что ее начальнице Зое Данильчук было предъявлено обвинение в получении взятки в размере 500 евро за обещание не блокировать операции по счетам компании-налогоплательщика.

Открытость. Равенство. Гласность

Добавив в емкость с самым качественным медом маленькую ложечку дегтя, можно безвозвратно погубить этот ценный продукт, а незначительной, казалось бы, припиской в нормативном акте можно поставить под сомнение судьбу любого полезного начинания. Именно это происходит с кампанией по либерализации уголовного законодательства применительно к экономическим преступлениям. Да, благодаря усилиям президента подозреваемых в противоправной деятельности бизнесменов и главбухов уже значительно реже заключают под стражу на досудебной стадии, а скоро, даже признанные виновными, они, вероятно, смогут избежать тюрьмы, возместив причиненный ущерб. Недавно пока еще глава государства внес в Госдуму поправки к Уголовно-процессуальному кодексу (УПК), призванные окончательно закрыть вопрос о возможности инициации дел об уклонении от уплаты налогов кем-либо, кроме Федеральной налоговой службы (ФНС). Сие, безусловно, не может не радовать, хотя гарантий, что правоохранительные органы будут неукоснительно следовать данной новации, нет никаких. Ведь строгость российских законов, как говорил еще Салтыков-Щедрин, смягчается необязательностью их исполнения.
Но вот со второй частью поправок (в статью 241 УПК), предполагающих ограничение гласности приговоров по экономическим делам, все обстоит еще более неоднозначно.
Президент предлагает дать возможность судьям либо по ходатайству сторон, либо (!) по своему собственному усмотрению отказаться от публикации полного текста приговоров по уголовному обвинению в преступлениях в сфере экономической деятельности. Если поправки в УПК будут одобрены (в чем, принимая во внимание статус их автора, достаточно сложно сомневаться), суд своим определением или постановлением может принять решение публиковать только вводную (кто и в чем обвиняется) и резолютивную (виновность и наказание) части таких приговоров.
Иными словами, присутствующие на заседании граждане, в том числе и представители СМИ, планирующие написать сенсационный репортаж по резонансному делу, смогут донести до сведения своих читателей лишь информацию о том, что бизнесмен такой-то приговорен к такому-то сроку лишения свободы за совершение некоего преступления в составе группы неустановленных лиц в неустановленном месте и в неустановленное время при неустановленных обстоятельствах.
Сейчас же судьи в лучшем случае могут исключить из текста отдельные имена, названия организаций и адреса, но не логику своего решения.
Формальным поводом для ограничения гласности таких судебных решений является забота о самих бизнесменах, точнее о сохранности личной и коммерческой тайны обвиняемых и потерпевших. Один из чиновников, близкий к Администрации Президента, пояснил корреспонденту "Мосбуха", что новация, даст возможность не устраивать нудные многочасовые оглашения, "практически ничего не дающие в процессуальном смысле". То есть все делается исключительно для оптимизации судебного процесса.
Но у медали есть и обратная сторона: по большому счету ограничить "налоговый шантаж" бизнеса со стороны силовиков власти были вынуждены именно благодаря растущей гласности судебных решений, под давлением общественного мнения. Цензура же мотивировочных частей "экономических" приговоров лишит публику возможности судить о сути большей части решений служителей Фемиды по таким делам и выдвигать (обоснованные и необоснованные) предположения о коррумпированности судейского корпуса. И заказные аресты бизнесменов, профинансированные заинтересованными лицами, продолжат цвести пышными цветом.
Лидер движения "Бизнес Солидарность", известный правозащитник Яна Яковлева: "Общество, СМИ все настойчивее интересуются работой судов. Почему осуждается такое количество предпринимателей? Почему сидит столько бизнесменов? Почему суд никого не оправдывает? Почему не принимает в ходе судебного процесса доказательства стороны защиты, а слушает и уважает только обвинение? Если прочитать любой приговор по экономическому составу, то становится ясно, что он переписан слово в слово из обвинительного заключения. Ясно, что приговор просто безграмотен. Суды оперируют такими понятиями, как "отторжение акций" и "оплата, то есть способ придания сделке правомерного вида". Весь этот позор надо скрывать от общества. Особый цинизм проявляется в мотивировке необходимости цензуры. Сохранение коммерческой тайны! О какой тайне обвиняемых может заботиться суд, участвуя в лишении свободы предпринимателей и разорении их бизнеса?! Очевидно, что судебная система не хочет меняться и не станет справедливой в ближайшее время, если она инициирует такие поправки. Одна надежда на дискуссию в парламенте". В общем, реформаторы уголовного права так круто забрали вправо, что, сделав круг, вышли слева.
Конечно, никто не может запретить осужденным бизнесменам самим публиковать любые материалы по своему судебному процессу через родственников, друзей, адвокатов - для этого надо было бы менять Конституцию. И публикации такие также смогут вызвать общественный резонанс, но все же это будет самодеятельность, самиздат, а не официоз.
Следующим же "либерализационным" шагом законодателей может стать, например, засекречивание информации о статьях расхода федерального бюджета и остальных его параметрах или фамилий действующего руководства страны. А что, интриги будет больше, жить станет интереснее. Слово-серебро, молчанье-золото.

"Я волком бы выгрыз бюрократизм!"

Увы, осуществить свои в высшей степени благие намерения было не суждено ни Владимиру Маяковскому, ни другим подвижникам, разделяющим его точку зрения. Именно поэтому в России, как и в СССР, все так же скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается, а обещанного три года ждут. И хорошо, если дожидаются. Пример: де-юре с сентября 2010 года компании могут выставлять друг другу счета-фактуры в электронном виде и оперативнее возмещать из бюджета НДС, а вот де-факто будут вынуждены вести документооборот исключительно в бумажном виде по крайней мере до начала 2012 года. Причина - пресловутые бюрократические проволочки.
Право коммерсантов составлять счета-фактуры не только на бумаге, но и в электронном виде в соответствии с Законом от 27.07.2010 N 229-ФЗ закреплено в ст. 169 Налогового кодекса. Порядок выставления и получения счетов-фактур в электронном виде по телекоммуникационным каналам связи с применением электронной цифровой подписи Минфин России утвердил лишь в апреле 2011 года. Между тем воспользоваться IT-нововведением компании все равно не могут, поскольку до сих пор не разработаны форматы самих счетов-фактур, журналов учета, книг покупок и продаж.
В Минфине долгое время либо просто отмалчивались, либо кормили предпринимателей "завтраками". Однако недавно заместитель директора Департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина Сергей Разгулин озвучил весьма неутешительные прогнозы: "В текущем году министерством был утвержден приказ, который регулирует порядок составления/выставления счетов-фактур в электронном виде (т.е. подзаконный документ, отнесенный к компетенции Минфина). Другое дело, что на весь этот процесс наложились поправки в НК, которые касаются вообще счетов-фактур как таковых. Это, в свою очередь, потребовало обновления 169-го постановления Правительства, которое регулирует счета-фактуры". По его словам, работа над этим постановлением закончится "в ближайшее время" (кто бы сомневался), однако затем ФНС должна утвердить формы и форматы электронных счетов-фактур. Так что, к "огромному сожалению" г-на Разгулина, постановление вступит в силу лишь с января 2012 года.

Рекламная пауза

Одна всем известная крылатая фраза рекомендует не рубить сплеча, вторая - семь раз отмерить и только один раз отрезать, третья - не спешить, дабы не насмешить людей. В противостоянии столичного прокурора со столичным же градоначальником обе стороны проигнорировали эти постулаты народной мудрости.
Итак, мэр Москвы Сергей Собянин, устав выслушивать от жителей жалобы на то, что заполонившие город рекламные конструкции уродуют его исторический облик, именно что рубанул с плеча, волевым решением запретив размещение рекламы на строительных сетках, заборах, фасадах зданий и транспарантах-перетяжках над проезжей частью (постановления московского правительства от 31.05.2011 N 233-ПП и от 19.06.2011 N 319-ПП о внесении изменений в базовое постановление от 21.11.2006 N 908-ПП "О порядке установки и эксплуатации объектов наружной рекламы и информации..."). Независимые эксперты быстренько подсчитали, что введение данного запрета сократит объем столичного рынка наружной рекламы, обороты которого по итогам 2010 года превысили 16 млрд. рублей, почти на 30%.
Оказавшиеся в опале операторы "наружки" пожаловались на произвол городских властей в Федеральную антимонопольную службу (ФАС), прокуратуру и завалили арбитражный суд исками к Департаменту СМИ и рекламы города Москвы, который в августе в одностороннем порядке разорвал действующие договоры на размещение рекламы. Также они написали открытое письмо президенту Дмитрию Медведеву и премьер-министру Владимиру Путину, жалуясь, что демонтаж транспарантов оставит без работы около 3000 человек. Чиновники ФАС и первые лица государства предпочли не форсировать события. Зато прокурор Москвы Сергей Куденеев вступился за "униженных и оскорбленных" рекламщиков с кавалерийской отважностью и, не дожидаясь решения суда, в конце сентября направил г-ну Собянину представление (предписание) в месячный срок устранить нарушения федерального законодательства, повлекшие тотальный демонтаж рекламных носителей. В документе указывалось, что закон "О рекламе" разрешает все упомянутые типы рекламных конструкций и четко оговаривает перечень оснований, по которым владельцу рекламоносителя может быть отказано в выдаче разрешения на его установку и эксплуатацию, а чиновники попросту превысили свои компетенции.
В каких выражениях отреагировал на получение петиции прокурора сам г-н Собянин, мы можем только догадываться, а вот один из его подчиненных - руководитель того самого Департамента СМИ и рекламы Владимир Черников - не постеснялся озвучить свою позицию публично, заявив, что представление подготовлено "спонтанно" (читай - под воздействием эмоций), и выразил уверенность, что оно будет "каким-то образом локализовано". Так оно и вышло - представление об устранении нарушений федерального законодательства N 86-16-2011/104953 было отозвано прокуратурой "в связи с дополнительной проработкой вопроса". Разговоры о том, что г-н прокурор просто испугался административного ресурса, здесь неуместны. Никакая эта не трусость, а просто проявление "должной осмотрительности", хотя и несколько запоздалое. Бывает ведь: погорячился, осознал ошибку, исправился. Вот только в ст. 24 Закона "О прокуратуре РФ", регламентирующей прокурорские представления должностным лицам, о возможности отзыва уже выданного представления не сказано ни слова.
Что касается рекламного бизнеса, то он пока находится в таком же подвешенном положении, как тот самый транспарант-перетяжка, и ждет вердикта арбитражных судей. Как разрешится эта правовая коллизия, пока непонятно.


Голосов: 6 Средний бал: 4.00
Оцените статью: